Простые вопросы

//Простые вопросы

Руководитель В Овчинников— Это неправда, что в век чистогана такие понятия, как честь и дружба, девальвируются. Они остаются, как остаются друзья. Если эти друзья верные. У нас в студии руководитель вокально-инструментального ансамбля «Верные друзья» Владимир Овчинников.

— Тогда, в 70-х годах, когда зарождался ансамбль, вы играли приглаженные (я позволю себе так выразиться) песни, которые прошли различные худсоветы. И это в то время, когда в окружающем нас мире бунтовал золотой век рок-музыки. Вам хотелось играть так, как, например, «Pink Floyd»?

— Конечно, хотелось так играть. Тем не менее наши песни были искренними по тексту, по формату музыки. И больших противоречий я тогда не видел.

— Ансамбль просуществовал достаточно долгое время. Потом «своя песня» была спета, и он прекратил свое существование. Теперь ВИА возродился. Какой смысл возрождения?

— Народ нашей страны просто устал от бессмысленности, от определенного смысла музыки, которая называется поп-музыкой. Чтобы написать песню, достаточно четырех фраз. Сейчас идет ностальгия не просто по тому, что раньше было все хорошо, а сейчас плохо. А из-за того, что раньше писались душевные песни, и любой композитор отвечал за свои действия.

— Раньше существовали определенные концертные планы, гастрольные графики. Как живется вам сейчас?

— Нелегко. Потому что графики постоянно, практически каждый месяц корректируются. Так, мы должны были приехать на Дальний Восток в конце декабря. Но пришлось внести изменения, поскольку в конце декабря мы работали для Администрации Президента и для «Газпрома».

— «Верные друзья» – своего рода торговая марка. К вам не имеют каких-либо определенных претензий бывшие участники Барыкин, Пугачева и другие?

— Вы знаете, этот торговый брэнд принадлежит мне. И разногласий между нами нет.

— То есть вы остались верными друзьями и между вами нет никаких материальных и моральных претензий?

— Абсолютно верно.

— На «Верных друзей» идут, чтобы слушать старые песни, или все-таки зритель требует от вас чего-то нового?

— В каждом случае – индивидуально, по-разному. Но чаще всего, чтобы услышать старые песни, на которых они выросли.

— Иные времена и иные песни. Как вы относитесь к тому, что нам предлагают музыкальные организаторы: к «Фабрикам», «Стрелкам», Децлу, Тимати и так далее? Отношения как-то существуют вообще?

— Конечно, они существуют. Это реальность и от этого отмахнуться невозможно. Но мы люди взрослые и накопили определенный опыт.

— А вашей дочери нравится музыка ВИА?

— Да, ей очень нравится. Ей не просто эта музыка нравится, но и музыка Stewie Wonder.

— Четыре года вы проработали с Валерием Ободзинским.

— Нет, гораздо больше – с 1973 по 1978 год.

— Все-таки это великолепная страница в нашей эстраде. То, что сейчас в вашем ансамбле присутствует племянник, это попытка немного заработать на этом или это популяризация творчества очень хорошего исполнителя?

— Это популяризация и одновременно ностальгия. Нам очень хотелось бы вернуть старое время, но, к сожалению, это невозможно. Но хотя бы в каких-то единичных моментах мы стараемся это сделать.

— Не кажется ли вам, что, пропагандируя «творчество» различных «Фабрик», общество теряет что-то человеческое, доброе?

— С этим я согласен.

— Спасибо за беседу

2018-06-14T10:46:55+03:00