Как это трудно – лететь против ветра

Это уже не первый мой рассказ о концерте вокально-инструментальных ансамблей, однако он может заметно отличаться от предыдущих, а может и нет. Дело в том, что произошли изменения. Прежде всего, со мной – я стал, если можно так сказать, ближе к музыке. Весной я участвовал в конкурсе эстрадной песни памяти Леонида Дербенёва, получил диплом и Приз зрительских симпатий, эти три дня конкурса я смело называю самыми лучшими днями в моей жизни. А летом я поступал в музыкальные училища на вокальные отделения в Москве и Нижнем Новгороде, поступил в Нижний. Как-никак историческая Родина. Сбылась моя давняя мечта. Теперь, может, быть, я буду оценивать музыку немного по-другому, посмотрим. Всё-таки академический вокал – это дело серьёзное. И не только в плане обучения, нужно и самому развиваться: ходить по оперным театрам и т. д. Да только не все студенты одинаковые. Да, есть у меня одногруппники, не вылезающие из зрительного зала Оперного театра, но в то же время они горят желанием попасть на “Фабрику звёзд-12” (подсчитали к окончанию училища). А ещё есть я, который не будет объяснять своим соученикам, почему он в плохом настроении (отменили концерт Альберта Асадуллина). Да разве они знают, кто это такой? И среди таких вот студентов я так и учился, учился и ещё раз учился. Как-то во вторник 26-го октября, выходя из колледжа, мне на мобильный телефон приходит СМС. Мама пишет из Дубны, что 31 октября в Дубне концерт памяти Валерия Ободзинского. Ансамбль “Верные друзья” и “Обладатель фамильного голоса” Александр Ободзинский. Интересно!.. А что, если… Да, нет же! 500 километров! Ну, да, в Дубне с середины августа не был, соскучился по Родине, но ведь нельзя – суббота и понедельник заняты… А за одно воскресенье не уложусь… Не хочу пропускать важные предметы… Я староста, дел много… Денег на билет дай Бог хватит. Нет, нельзя… Но это всё-таки памяти Валерия Ободзинского! Хорошо он пел? Любишь его? То-то!.. И пусть музыка, которую любишь, не приветствуется в училище, но ведь ты её действительно любишь, что поделать. Любишь и всё. Любовь – страшная сила!

С этой “страшной силой” я вечером поехал на вокзал и купил билеты. Сказал одному одногруппнику, чтобы передал, что я срочно уехал по семейным обстоятельствам. И вот я приехал. Всё думал, в каком виде сейчас “Верные друзья”, и кто такой Александр Ободзинский. Где-то я уже о нём читал. По ходу дела из, по-моему, достоверных источников я узнал, что Александр Ободзинский может представляться племянником Валерия Владимировича. На самом деле Александр взял псевдоним, и никакой он не родственник, но голоса похожи. Не совсем это хорошо. Потом на титульной странице сайта http://comback.narod.ru увидел такую фразу: “Конечно появляются различные перепевки вновь возрожденных ВИА, исполнителей, но далеко не всем это удается сделать так удачно, как например “Поющие Гитары”, “Синяя птица” или “Верные друзья”.” .Я понял, что если с моими самыми любимыми ансамблями – “Поющие гитары” и “Синяя птица” указаны “Верные друзья” – значит, скорее всего, это тоже живой ансамбль.

Последний день октября в Дубне выдался, конечно, с сомнительной погодой. Несмотря на то, что часы в ночь переводили (спим на час дольше), в такую пасмурную погоду я проснулся днём в 12:50. Ну и ну! За окном этакий снегодождь, всё залило. Темно так, что хоть весь день не выключай свет. Но надо идти на концерт!

Дубна – город велосипедистов. Я, как гражданин этого города по паспорту и по месту рождения, можно сказать, хронический велосипедист. Есть у нас и такие. Но это надо просто видеть: какой-то сумасшедший едет на велосипеде под снегодождливым ливнем, накрывшись плащом, и несмотря ни на что, в хорошем настроении. Самому смешно даже стало.

Подъезжая к ДК, я сквозь дождь слышал какую-то инструментальную музыку, видимо, играла из колонок ДК. Так и было. Я зашёл, купил билет за 200 рублей (билеты были от 150 до 200), сдал в гардероб свою куртку и плащ, пытался найти в фойе знакомых, потому что у нас городок такой, что почти все друг друга знают, особенно на концертах видны знакомые лица. Тут – никого. И, как всегда: всем зрителям по 60-65 лет, я один тут 20-летний. Я прошёл в зал. Билет я купил удачно. 6 ряд, 6 место, это чуть вправо, если смотреть на сцену, немного возвышается над сценой. Самое то. На сцене – 3 подставки с микрофонами, сзади ещё одна около клавишей на стойках, рядом на подставке – какой-то пульт, проводами соединённый с небольшим звукорежиссёрским пультом, находящимся с правого края сцены, около микрофона. По краям стояли большие колонки. Других колонок (мониторов и т. п.) на сцене больше не было. И всё мне прекрасно видно. “Ну, всё, товарищи артисты! Я хорошо сижу и любую халтуру увижу”, – думал я. 17-07 – первый звонок. 17-10 – второй, 17-13 – третий. За это время выходил клавишник, что-то настраивал, но звука не было, потом басист присоединил кабель к своему Fender-у и пошёл переодеваться. И вот, после третьего звонка, выходит гитарист, присоединяет гитару, встаёт около звукорежиссёрского пульта, выходят клавишник, басист и солистка. Зал зааплодировал. Говорить начал гитарист Владимир Овчинников: “Здравствуйте! Мы очень рады, что <…> Сегодня вспомним наши замечательные старые и новые песни” Спели “Песню верных друзей”. Я её слышал первый раз, но о её существовании уже знал. Потом басист Игорь Капитанников стал рассказывать историю ансамбля, сразу же сказав, что они работали с нашим легендарным певцом Валерием Ободзинским, ансамбль создавался, как бы получше сказать, под его крылом. Затем сказали, что следующая песня памяти безвременно ушедшего от нас Юрия Саульского (В 74 безвременно? Ну, дай нам Бог жить так, чтобы уход в 74 года мы считали безвременным) на стихи великого Леонида Дербенёва из какого-то кинофильма. Я всё тут пишу “вроде бы”, “какой-то”, “по-моему”… Просто я забыл взять блокнот, поэтому могу что-то забыть, пишу по памяти. Потом сказали, что скоро зима, прозвучала “Снегурочка”. Потом сказали: “Ну, что же, а теперь – школьная пора”. Тут я в одно мгновение понял: “Девятый класс, молчит звонок”. Только я подумал – песня началась. В народе её называют “Весна по имени Светлана”, её многие помнят. Звучала она почти как в том, первом исполнении. Уже тогда я подумал, что сегодня получу пусть небольшое, но хорошее количество шлягеров от этого ансамбля. В перерыве между песнями сказали, что в годы создания ансамбля не было равных Давиду Тухманову, он принёс в ансамбль 2 песни: “Налетели дожди” и “Как прекрасен этот мир”. Зазвучала песня “Налетели дожди”. Именно зазвучала.

С самого начала концерта я всё пытался понять, как тут с фанерой дела? Есть она или нет? Барабанщика нет, они как-то всё начинают, будто бы барабанщик сзади. Казалось бы, всё как с “Синей птицей” Владимира Преображенского – барабаны на мини-диске. Но в той ситуации песня начиналась с четырёх отстукиваний барабана, чтобы музыканты вступили вовремя, а тут когда хотят, тогда вступают, иногда не успеет сказать слова один артист, как другой “начинает играть”. На начале “Девятого класса” немного чуть-чуть сбился клавишник, и уже хотелось поверить, что всё идёт живьём, только барабаны записаны. Но уж очень подозрительно: Овчинников то на гитаре играет и вдруг в середине песни что-то на пульте нажимает, а звучание не меняется. Овчинников был и как гитарист, так и звукорежиссёр одновременно. Были, конечно, моменты, когда видно, что гитарист сам играет, но я всё это себе списал на выдачу желаемого за действительное. Ну, минуса – всё понятно. А на “Дождях” мне вообще показалось, что плюсы. Тем более, что, вроде бы, слышно только мужские голоса, но Маша Овчинникова вовсю старалась в микрофон. Кошмар! Позор!

Настроение начало портиться.

Потом Владимир Овчинников сказал: “А о следующей песне расскажет её первый исполнитель – Игорь Капитанников”. “Наш секрет”,- подумал я. Капитанников говорил о том, что эта песня была записана к кинофильму “Большое космическое путешествие”. Должна была петь Камбурова, но её сменили. Капитанников должен был петь за мальчика, а за четырёхлетнюю девочку – солистка. Имя Людмилы Берлинской он так и не назвал. Тут уже, я думаю, все в зале догадались, что будет за песня. Мария Овчинникова сняла микрофон со стойки и подошла к Капитанникову, они спели эту песню. Ну, тут уже я надеялся, что не фанера, но не живое – тоже понятно, особенно по клавишнику. Потом поздравили зрителей-слушателей с Днём автомобилиста и спели “Песню гонщиков” из того же фильма. И вот Овчинников объявляет: “А сейчас выходит Александр Ободзинский, обладатель фамильного голоса, племянник Валерия Владимировича”.

При этих словах мне чуть плохо не стало – зачем обманывать народ? Вышел Александр Ободзинский, лет 40-45 примерно, немного полный, причёска в стиле начала 80-х, и “задымлённые” очки. И в чёрном костюме с бабочкой. (Все остальные участники были в синих пиджаках). Мария Овчинникова передала микрофон Александру, началась песня “Что-то случилось”. Я слушал этого певца и начал думать: “Не важно, племянник или нет, важно, что голос-то есть, хороший и красивый, то ли низкий тенор, то ли высокий баритон, сильно напоминает Валерия Владимировича, но не совсем успешно певец пытается использовать “коронные примочки” Валерия Владимировича”. После аплодисментов певец поприветствовал зрителей, сказал такую фразу: “По ходу концерта я буду вспоминать некоторые автобиографические моменты из жизни Валерия Владимировича”. Ничего себе! По-моему, автобиографические моменты бывают только из своей жизни. Не знаю, либо оговорился, либо “зазвездился” так, будто бы сам и есть Валерий Владимирович. Александр рассказал о раннем детстве Валерия Владимировича, о его поступления в музыкальные училища и т. д. Потом сказал: “Я вижу, я уже вас заговорил, давайте-ка я лучше буду петь”. И началась “Восточная песня”. Я, всё ещё никак не мог отойти от мысли, что он “зазвездился” до степени Валерия Владимировича, был в настроении “не очень”, хотя постепенно стал понимать, что всё-таки это не “Премьер-министры”, а намного лучше, Валерия Владимировича больше нет, поэтому радуйся такой версии этой песни. В песне есть гитарный проигрыш. Он только зазвучал в минусе, как его подхватил Овчинников, что-то нажав на гитаре, и начал играть не как в минусе, а как в первой версии – соло тремоло по одной струне на гитаре. После аплодисментов Александр сказал: “Меня тут представили, как племянника Валерия Владимировича. Да, это так. Мой дед был родным братом отца Валерия Владимировича. Но деда в 36-ом сослали в Сибирь, затем расстреляли. А я родился в Томске, закончил Новосибирскую Консерваторию по классу вокала. Академического вокала, но родные, близкие, коллеги убеждали меня, что мне надо заниматься эстрадной песней. Я стал. Кстати, и в Томске учился мой дядя Валерий Владимирович, но я тогда был совсем маленький и ничего не знал. Когда он ушёл из жизни, через какое-то время стали понимать, что эти песни нужны. Надо их петь. Я очень боялся это делать, всё-таки Валерий Владимирович и я – разные люди. Мы очень боялись, всё-таки рискнули на эксперимент, очень боялись, как зал примет. И в первых городах уже нас ожидал успех. Мы поняли, что пошли по правильному пути”. Он рассказывал и дальше, я уже перестал быть так зол на него за то, что он представился племянником. Может быть, и правда. Я только имел данные, что это не прямой племянник. Он рассказывал о ситуации с “Неотправленным письмом”, во время которого один раз советский певец Валерий Ободзинский допустил буржуазную вольность, встав на колени (как это описала Фурцева, интересно, что бы она сказала теперь, глядя на современную эстраду?). Также вспомнил о том, как запрещали “Восточную” за “В каждой сточки только точки после буквы “Л””. У кого-то это ассоциировалось с первой буквой фамилии вождя мирового пролетариата. Это сейчас нам смешно, а тогда было не очень. Потом зазвучали первые аккорды “Неотправленного письма”. И, там где надо вступить, что-то Александр не вступил, на втором такте Владимир Овчинников подпел в 2 раза быстрее “В моём столе лежит…” Александр вступил: “…лежит давно под стопкой книг письмо одно”. Ф-ф-ф-у, Слава Богу, не полная фанера! Поёт сам. И в конце тоже применил всё тот же “буржуазный приём”, женщина из первого ряда дала ему какую-то записку, он её в карман положил. После этой песни он начал говорить: “В те времена Леонид Дербенёв написал русский текст на…” Тут я подумал: “Ура! Из “Золота Маккены”, я очень ждал эту песню, но оказалось: “на итальянскую песню “Анджела”, которую спел Валерий Владимирович. И даже свою первую дочь он так назвал и часто в качестве колыбельной пел ей эту песню. Сейчас я попробую её вспомнить а капелла”. Начал петь, в это время Овчинников подёргал какой-то шнур, и начал набрасывать аккомпанемент на гитаре. Всё получилось отлично. Я ещё подумал, что, видимо, от плохой аппаратуры они “минусуют”. Прозвучал “Карнавал”. После этой песни Овчинников сказал: “А теперь дружно, в карнавальном настроении на 10 минут в буфет! Антракт”.

В буфет я не пошёл. Я подумал, как найти где-нибудь бумажку и ручку, хотел написать записку и положить на сцену с просьбой спеть песню из “Золота Маккены”. Но не стал искать, а пошёл, спросил у вахтёрши, не осталось ли случайно лишних афиш, она мне ответила, чтобы я снял со стены – концерт ведь уже идёт. Даже ножницы дала. Спасибо. И я увидел, что не все лица на афише соответствуют тем, кто на сцене. А именно – на сцене не был Тахир Садеков, вместо него был другой клавишник, уже в годах, видимо, тоже когда-то был в ансамбле ранее. Вот почему минуса! Просто партии Садекова другой не сыграет сразу. Ну, может заболел музыкант, всякое бывает. Да… Прямо не концерт, а открытый урок: как выходить из разных концертных ситуаций.

Началось второе отделение. Вышли музыканты, но без Александра, вышла Мария Овчинникова. Началось второе отделение. Начали петь, уже не помню, что именно, но скоро сказали о том, что сейчас прозвучит вторая песня, которую принёс тогда Давид Тухманов – “Как прекрасен этот мир”. Эту песню первыми записали именно “Верные друзья”, но записали только на радио, а потом её пели “Весёлые ребята”. В начале песни длинное вступление, и прямо в это время Овчинников говорил ещё что-то, но было плохо слышно. Вообще, в первые рядах был звук “не очень”. Но зато было видно всё и хорошее место, чтобы фотографировать, что я тоже делал. Этакие места для таких, как я. Спели эту песню. Потом сказали о песне, которую они записали для фильма “В моей смерти прошу винить Клаву К.” на музыку Юрия Саульского. И началось что-то, похожее на начало современного “бум-бум”, но вскоре я понял, что помню эту песню, забыл, как называется, там в припеве есть такие слова “Мир, он для тех, кто влюблён создан, Мир, он не может не быть звёздным…” Затем ещё была песня “Всё к лучшему”, и действительно хочется верить во всё, о чём поётся в этой песне.

И вот опять Марию сменил Александр Ободзинский. Спел песню “Первое апреля”, затем ещё что-то. В перерыве между песнями Капитанников подстраивал бас, и я наконец понял, что это не чистый минус, а, как уж это называется, минус-болванка с добавлением местами живых инструментов. Т. е. бас был, видимо, и в болванке, и “живьём”, клавиши тоже, Овчинников больше всех добавлял живого. Но пели сами. И вот, после какой-то песни вдруг зазвучал очень знакомый мне минус – я его для своего конкурса добыл. Это и была песня из “Золота Маккены”. Для меня это был самый кульминационный момент концерта. Я всё думал, как Александр справится с высокими нотами в припеве “Золото, как всегда, манит нас”. Видно было, что для него эти ноты высоки. “За нами гриф следит с небес, чтоб вновь найти добычу здесь…” Тут я очень заволновался – как певец справится с самым трудным местом в этой песне. Почему я волновался? Сам не знаю. Вот, например, в училище у нас недавно сдавали мы зачёт. Когда я сам пел, вроде бы, не страшно, а за других сильно волнуюсь. И тут я волновался куда сильнее, чем в училище… “И тот его добычей станет…” Ох, Слава Богу, не сорвался. Однако, конечно, высоковато. Если за эту ноту Валерию Владимировичу аплодировали, как легко он её брал, а брал он её легко, то тут всё было на напряжении. Песня отзвучала, я крикнул: “Браво!”. Знаю, как тяжело такие вещи петь. И потом опять вспомнили о Тухманове, сказав, что тогда почти невозможно было представить Тухманова без Ободзинского и наоборот. И одну из лучших песен сейчас споют. Началась “Вечная весна”. И вот тут случилось то, чего я так ждал: наконец-то Александр перестал вставлять в свой голос “фирменные примочки” Валерия Владимировича, ведь от этого голос слабее, а запел своим настоящим голосом. Мне кажется, можно было даже бы и без микрофона. Затем под гром аплодисментов спели “Эти глаза напротив” и уже после дежурных фраз “Спасибо Вам, мы рады этой встрече” спели последнюю песню – “Белые крылья”. Да, действительно – как это трудно – лететь против ветра, это фраза из той песни. “Вот так я и назову статью”,- подумал я.

И после аплодисментов артисты сказали: “Вы настоящие верные друзья, потому что только друзья могли прийти в такую погоду на этот концерт”. Вышла на сцену, видимо, организатор концерта и подарила музыкантам, кажется, поднос с надписью “Дубна. ОИЯИ”. Музыкантам понравилось. И очень обнадёживающую фразу последним сказал Владимир Овчинников: “До скорых встреч!” Музыканты ушли. Концерт длился примерно 2 часа 15 минут.

Я вышел и пошёл туда, где гримёрки. И вдруг вижу: стоит преподаватель, который у меня в музыкальной школе ансамбль вёл, а жена его – специальность (я учился на балалайке). И ему Александр Ободзинский давал свои координаты. Зачем – не знаю. Ко мне, хромая, подошёл Игорь Капитанников: “Вы что-то хотели?” – “Да, распишитесь, пожалуйста, на афише” – “Сейчас”. Видя его походку, я вспомнил о том, что недавно Сергей Беликов расстался с футболом из-за травмы ноги. И спрашиваю: “Что же у Вас, нога сломана?” – “Да, нет, это я в лужу угодил. Носки мокрые, неудобно”. Переоделся, подписал, отнёс другим музыкантам, подписали. И ещё я сказал Александру Обоздинскому о том, что впервые вижу человека с консерваторским образованием поёт такие песни. Я ему сказал, что учусь в музучилище. Он спросил: “Вы, наверно бас?” – “Нет, я чуть простуженный бас-баритон”,- ответил я. Мы сфотографировались, певец пожелал мне творческих успехов и я ушёл. Отстояв очередь в гардеробе, я взял свою куртку и вышел на улицу, сел на велосипед и поехал в хоровую школу, где я 10 лет отпел, на органный концерт.

В один день успел на два совершенно разных концерта. Когда я слушал орган, то думал: “Вот же как!” Эту музыку я часто слышу в училище, а какая ближе к сердцу – понятно. И особенно было понятно, потому что за курткой у меня была афиша концерта. Общее впечатление от концерта… А общего, в общем, и нет. Есть частности. Жалко, что была “полуфанера”, не знаю я, родственник ли Александр Валерию. Да и лучше бы он пел своим настоящим голосом, как “Вечную весну”, но он “пленник публики”, как я понял. И действительно, с консерваторским образованием в эстраде. Особенно сегодня, когда… Ну, сами знаете. Зал был заполнен примерно наполовину. И всё же лучше, чем концерт осенью 1996 года, когда приезжали Валерий Ободзинский и Сергей Дроздов, и пришло 60 человек. Возраст зрителей я уже упоминал, а молодое поколение? У них свои вкусы, по моему мнению – отсутствие вкуса.

Поэтому я прекрасно понимаю фразу “Как это трудно – лететь против ветра”. И сейчас, ночью, я понял, что это ещё труднее. Не только сейчас, но и вообще. Послезавтра опять мне на занятия, опять лететь против ветра. Нет, я совершенно не против, я за классику, но та атмосфера, которую, в основном, создают студенты, ходящие без разбора и на оперу “Кармен”, и на “Фабрики звёзд”. Вот, посмотрел бы я на них, если бы “Кармен” ставили за много километров от Нижнего в городе, где у них есть родственники (у меня в группе есть иногородние помимо меня) Поехали ли бы они? Вряд ли. Нужно действительно любить то, что любишь.

Но я, видимо, я слишком сильно люблю. Ну, сходил бы на концерт, пришёл бы, лёг спать, завтра дорога, сотни километров. А я всю ночь потратил на написание этого рассказа. Сейчас уже 5-44, через 2 часа мне уезжать, я не спал. Но я не жалею. Всё к лучшему! Да… Как это трудно – лететь против ветра. Но ведь летим же! Счастливого полёта поклонникам нашей любимой музыки!

Автор Фёдор Стрелков
( e-mail: feddorins@mail.ru) 1 ноября 2004, 5-46.

Источник сайт о ВИА 60-70-80х

“В музыке нет ничего особенного. Надо просто ударять по правильным клавишам в правильное время – а инструмент играет сам.”

Иоганн Себастьян Бах

Друзья Верных друзей

2018-06-14T10:49:04+03:00